image description
contact us
Name* Phone* E-mail* Message*

Captcha*
SEND

Press about Auriga

May 29, 2003

We No Longer Want to Knock Timidly on the Door

PCWeek/RE,
Alexis Sukharev



Глобальный аутсорсинг

Офшорное программирование - не самый удачный термин для явления, навсегда вошедшего в жизнь отрасли информационных технологий (ИТ) нашей страны. Хотя слово “офшорное” все еще вызывает неадекватные ассоциации, оно стало привычным в ИТ-кругах. А вот "программирование" уже не отражает современного уровня услуг, которые программированием конечно теперь не ограничиваются.

За рубежом это явление обозначают словами "аутсорсинг ИТ" или уточняют: "глобальный аутсорсинг". Звучит тоже не лучшим образом. Cлово "глобализация" в последнее время стало почти ругательным. Тем не менее именно глобализация - суть столь важных процессов, которые происходят в мировой экономике, причем глобализация отнюдь не сводится к власти транснациональных корпораций.

Вторая волна глобализации

Лет двадцать назад начался процесс глобализации производства, которое стало уходить в страны Юго-Восточной Азии. Разумеется, у североамериканцев и европейцев были серьезные опасения - что из этого получится, что это явление будет значить для стран, чье производство переносится на Восток, как сохранить рабочие места у себя в стране?

Сейчас большинство аналитиков сходится на том, что с точки зрения экономики все не так плохо, как предрекали скептики. Америка снизила стоимость товаров на своем рынке, получила сильно возросшую производительность труда. Американцы сумели переключиться на другие области бизнеса.

В общем, все поняли, что это была тенденция положительная, хотя, вообще говоря, не так уж и важно, хороша она или нет, тенденция отображает мировые процессы, повсеместные и необратимые.

Утихшие дискуссии сейчас вспыхивают с новой силой. Поднимается вторая волна, пошел следующий раунд глобализации - аутсорсинг интеллектоемких услуг. Речь идет не только об услугах ИТ, аутсорсинг которых начался лет пятнадцать назад. Теперь это и разработка интегральных микросхем, и финансовый анализ для Уолл-стрит, и обработка медицинских записей, и бизнес-процессы, и биотехнологии - то, что в США называют white collar jobs (работы для "белых воротничков", в отличие от "синих").

Все важнейшие функции (кроме ключевых, связанных с главным направлением деятельности компании, с тем, что отличает ее от других) отдаются на аутсорсинг. И это происходит не в умах аналитиков, а в реальной действительности. Аналитики же говорят, что эти процессы будут идти по нарастающей и к 2010-му достигнут масштабов бума.

Индийским фирмам (а сейчас они ведущие в области аутсорсинга) - Tata Consultancy Services, Infosys Technologies, Wipro Technologies, Satyam Computer Services и HCL Technologies - принадлежит 40% индийского рынка аутсорсинга.

Новость не в этом, а в том, что они не становятся на нижнюю ступеньку лестницы ИТ-услуг, как было, скажем, в середине 90-х, а начинают соперничать с компаниями масштаба IBM Global Services, EDS, CSC или Accenture.

Например, EDS рассматривает возможность покупки Satyam. Все фирмы сейчас глобализуются. Та же Tata сегодня предоставляет не одни ИТ-услуги, они умеют делать многое и в других отраслях. И это гигантский скачок, серьезнейшие изменения в мировой экономике, а не только в Индии или США.

География аутсорсинга

При всей динамике отрасли география аутсорсинга изменилась в общем мало.

Лидирующее место Индии незыблемо. Китай находится на подступах, страна сейчас бурно развивается, в том числе в области ИТ, это очевидный факт. И то, что там воплощается продуманная правительственная концепция, помогающая развитию, - тоже факт. И политика дает результаты.

Китай уверенно занимает следующую за Индией ступеньку в иерархии поставщиков услуг: Индия приходит в Китай за аутсорсингом, потому что в Индии цены растут, в Китае цены пока ниже. Позиции Ирландии по-прежнему сильны, но возможности дальнейшего развития близки к исчерпанию. Филиппины робко стучатся в дверь. Хотя по каким масштабам "робко"?

В компании Procter & Gamble, например, работает 650 экономистов из Манилы, столицы Филиппин, у большинства из них ученые степени в области экономики. Они готовят финансовые отчеты и оптимизируют налоговые выплаты по всем филиалам Procter & Gamble. Бразилия, Вьетнам, о которых много говорили одно время, - пока это все-таки "мелочь". На подступах Восточная Европа. А первые претенденты на место рядом с Индией - конечно, Китай и Россия.

Геополитическая обстановка влияет на конъюнктуру рынка, но не стоит преувеличивать это влияние. В 2001 г. кризис мировой ИТ-индустрии ударил по всем, в том числе и по Индии, у них заметно снизился темп роста: они не выросли на 40%, как предсказывали некоторые аналитики. Но рост составил 24%! В 2002 г. Индия уже оправилась. Если еще как-то можно говорить о том, что мировой ИТ-кризис прокатился мимо Индии, то конфликт с Пакистаном грозил серьезно подорвать бизнес, который ценит стабильность.

Американские корпорации стали поговаривать о том, что нехорошо, мол, держать все яйца в одной корзине, надо разбрасывать центры разработки по нескольким странам. На этой волне и российские компании надеялись потеснить индийцев, хотя американцы-то говорили прежде всего о Китае. Как бы то ни было, ни рецессия, ни локальные конфликты не пошатнули лидирующую позицию Индии.

Малый кусок большого пирога

Объем услуг аутсорсинга, которые оказывает Индия за год, "подбирается" к 10 млрд. долл. Но это лишь крохотный кусочек всего пирога. Оценки доли российских компаний, предоставляющих услуги, сильно различаются. Во всяком случае, это сотни миллионов долларов.

Тем, кто привык оперировать в масштабах "нефтедолларов", такие цифры кажутся смешными, в чем, безусловно, одна из причин прохладного отношения к вопросу многих наших чиновников. Для миллиардного населения Индии полмиллиона ИТ-специалистов - тоже немного, тем не менее правительство страны активно поддерживает отрасль, потому что за ней будущее, она стимулирует развитие внутреннего рынка ИТ, как и смежные отрасли.

Может, и не стоит на чужой каравай рот разевать? Не направить ли все наши ресурсы на внутренний рынок, который, безусловно, растет? Поднимать уровень компьютеризации в стране, подталкивать рынок правительственными программами, выпускать побольше специалистов. Конечно, это необходимо, но что толку от сотен тысяч специалистов, если они опять вынуждены будут уходить в розничную торговлю?

Внутренний рынок растет, однако его емкость надо оценивать трезво. По данным аналитической компании International Data Corporation (IDC) за 2002 г., Россия занимает 48-е место в мире по доле ВВП, которая тратится на ИКТ, и 31-е место по абсолютным затратам на ИКТ (9,9 млрд. долл.). По затратам на ИТ по отношению к ВВП мы в хвосте, на уровне Турции, Румынии, Индонезии: Россия тратит 3,3%, в среднем же в мире расходуют в два с лишним раза больше - 7,6%, что уж говорить о лидерах.

По абсолютным цифрам затрат на коммуникационные технологии Россия идет после Польши, Колумбии и Финляндии. Хорошо, что есть программа "Электронная Россия", но она ничуть не лучше по срокам и по деньгам, чем, скажем, "Электронная Мексика". То есть, к сожалению, возможности заработать на внутреннем рынке пока что очень ограниченны, а следовательно, наш потенциал в этой области реализовать в ближайшем будущем не удастся. В то же время даже относительно небольшой кусок пирога мирового рынка дает практически неограниченные возможности.

Пирог огромен, и Индии не съесть его в одиночку. До 2005 г. число офшорных ИТ-специалистов вырастет, по данным Forrester Research, до миллиона с сегодняшних 360 тысяч. Индия же в 2005 г. будет иметь немногим более 200 тыс. работников в секторе экспорта ПО и услуг.

По прогнозам той же Forrester Research, к 2015 г. по меньшей мере 3,3 млн. рабочих мест для "белых воротничков" с годовой зарплатой в 136 млрд. долл. перекочуют только из США в страны с более дешевой рабочей силой. Сегодня Индия выпускает около 60 тыс. ИТ-специалистов в год, Китай - около 50 тыс. Сколько в России - сказать непросто. Цифры Microsoft Research - 186 тыс. Это, правда, не только выпускники профильных вузов, но и тех, где ИТ-предметы преподаются в достаточном объеме для работы в своей отрасли.

Между прочим, в этом году команда наших программистов с мехмата МГУ заняла второе место на самой престижной международной олимпиаде, а ведь "мехматяне" - тоже не профильные. Неизвестно еще, попали эти "олимпийцы" в статистику по ИТ-специалистам или нет. Почему-то когда говорят о потенциале российских программистов, все сводят к высокому качеству, мол, наши могут то, что не умеют индийцы. Но количественный потенциал не менее важен для завоевания мирового программистского рынка. Именно он заставляет говорить о нас всерьез западных аналитиков, именно он важен для нас самих с точки зрения социальной.

Перестройка и торможение

Что же в это время делает Россия? А ничего: мы уже проспали 2002 год и можем проспать еще и 2003-й. Да, есть небольшой рост экспортных услуг программирования, но не возникло мощных компаний, которые могут действительно брать на себя серьезный бизнес. Речь не о том, чтобы составить конкуренцию индийцам, хотя бы выйти на задворки мирового рынка.

Продвинулась в этом направлении Luxoft, но и она не совершила рывка, который сейчас необходим. Не знаю, сможет ли выйти на другой уровень белорусско-российская EPAM Systems, пожалуй, самая крупная из наших. Есть еще и IBA, но эта фирма чисто белорусская. В любом случае численность сотрудников большинства наших ИТ-компаний не превышает 1000 человек.

А ведь условия были благоприятные. Президенты Путин и Буш приветствовали сотрудничество в области ИТ. Казалось бы, на этой волне можно было хотя бы немного продвинуться. Не случилось. Почему - мне лично непонятно. Во всяком случае причины явно не экономические: какие-то чиновничьи амбиции, что-то далекое от интересов отрасли.

Политический процесс сближения США и России сейчас выглядит неоднозначно, но год назад он шел вовсю. Был визит Буша в Москву в мае, в рамках которого провели три круглых стола: по малому бизнесу, авиакосмосу и по информационным технологиям. На них присутствовали министр торговли США Дональд Эванс и министр связи и информатизации Российской Федерации Леонид Рейман. Это была хорошая площадка, где пропагандировались полезные идеи, которые были услышаны и начали расходиться как круги по воде.

И вот мы подошли ко второму заседанию круглого стола в северной части Кремниевой долины - в Сан-Матео, пригороде Сан-Франциско. Оно состоялось 20 февраля опять на уровне министров. Там, как и в прошлом году, выступали г-да Рейман и Эванс, было показано по видео приветствие президентов Буша и Путина. Казалось бы, все хорошо.

Круглый стол сменил тематику с информационных технологий на информационно-коммуникационные, и это, видимо, естественно. Было много разговоров об инвестициях, что всегда интересно и для американских, и для российских компаний. Но, на мой взгляд, нынешний круглый стол был больше ориентирован на интересы крупных американских корпораций и мало отражал наши интересы в области ИТ.

Боюсь, что на государственном уровне интересы России в этой области не были достаточно ясно осознаны. Соответственно их никто и не отстаивал, что нашло отражение как в повестке дня, так и в планах мероприятий. Интересы же, на мой взгляд, заключаются в том, чтобы Россия смогла стать реальным соперником Индии в области ИТ-аутсорсинга.

На эту важнейшую тему не было ни одного выступления. Не нашлось места данным вопросам и в повестке дня форумов ассоциации РУССОФТ. Все свели к использованию российских талантов в компаниях Boeing и Motorola да к продвижению Spirit в нишу DSP. Найти свою нишу - это прекрасно, но происходят процессы, которые меняют картину всего мира, а мы все еще говорим о нишах! Возможность распахнуть для России американский рынок была упущена.

Я могу понять американцев: тема для них скользкая. Раздаются голоса, мол, некорректно говорить об аутсорсинге, который отнимает у американцев рабочие места. Мотивы, по которым российские представители Минсвязи дали фактически выбросить аутсорсинг из повестки дня, непонятны.

Наши в старом Новом Свете

То, что в этой области дела с американцами вести можно, я знаю не понаслышке, а по собственному опыту. Наш американский офис расположен в городе Амхерст, штат Нью-Гемпшир, неподалеку от Бостона, сердца Новой Англии, самой старой части Нового Света.

Кроме Массачусетса с его Бостоном здесь много и других бурно развивающихся в области ИТ регионов: и Нью-Гемпшир, и Коннектикут, и Род-Айленд. Отрасль ИТ находится в центре внимания Американо-Российской торговой палаты Новой Англии. Я вхожу в состав совета директоров палаты.

Второго октября она организовала обед, на который были приглашены представители всех ассоциаций ИТ и вообще высоких технологий шести штатов Новой Англии. Пригласили и делегацию от российского правительства во главе с первым заместителем министра Российской Федерации по связи и информатизации Андреем Коротковым. Он выступал, рассказывал о том, что происходит в России, о программе "Электронная Россия", о российском потенциале. Было много вопросов, интерес это выступление вызвало очень большой. Возникла инициатива подписать протокол о сотрудничестве, наладить совместную работу российской ассоциации РУССОФТ и ИТ-ассоциаций Новой Англии.

Торжественная церемония подписания состоялась 30 апреля в Бостоне. На второе мероприятие, которое прошло 13 ноября, мы пригласили Стива Чейза из Intel, Марка Сейнора от Ernst & Young и Анатолия Карачинского из IBS. Они рассказали о возможностях России -- на этот раз аудитории уже более профессиональной, ориентированной на бизнес.

Допустим, что это пример успешных контактов на региональном уровне (хотя рынок этого региона сравним с рынком средней европейской страны). Есть примеры и очень успешных мероприятий общеамериканского масштаба. Я бы отнес к ним технологическую конференцию, которая прошла 20 ноября в Сан-Хосе. Я тоже был ее участником, делал доклад от РУССОФТа, поскольку я член правления этой ассоциации.

И как представитель ассоциации, и как представитель собственно аутсорсингового бизнеса, могу сказать: это было одно из самых успешных и эффективных маркетинговых мероприятий. Там была возможность для встреч, у российских компаний появилось несколько очень интересных контактов, которые развиваются.

Чтобы не создалось впечатление, что я трачу свои усилия в основном на критику, постараюсь сформулировать и обозначить направления, работая в которых можно было бы, на мой взгляд, добиться реальных улучшений ситуации, пока не все еще потеряно.

Государственная поддержка

Очень важно не только выступать с высокой трибуны и говорить о политической поддержке, но и осуществлять практические шаги. В этом сила Индии. Политическая поддержка — это не просто политика, это способ ведения бизнеса. Почему на круглый стол пришли представители Cisco Systems? Да просто потому, что там присутствовал Дональд Эванс.

Большой бизнес совсем по-другому относится к партнерам, которые пользуются поддержкой правительства. Но американские аналитические агентства в один голос говорят о почти полном отсутствии в России практической поддержки со стороны государства области информационных технологий.

У нас, к сожалению, слишком долго изучают ситуацию, китайский опыт, чужие системы налогообложения, законы, конъюнктуру рынка и т. д. Все это началось еще в 2001 г. Создаются рабочие группы. Хорошо, конечно. Но плохо то, что нет результатов работы, а время уходит.

Единый адрес

Аутсорсинг в Индии поддерживается Министерством информационных технологий. Под его эгидой работает Совет по содействию экспорту электроники и программного обеспечения. Кроме того, есть мощная ассоциация Nasscom, объединяющая все крупнейшие индийские ИТ-компании. Это называют единым адресом. Если кто-то, политик или предприниматель, хочет войти в контакт с представителями индустрии, ему не надо думать и искать адреса.

В Германии, где обороты ИТ-индустрии больше как минимум на порядок, чем в СНГ, действует одна большая и влиятельная ассоциация — BITKOM. У нас отрасль курируют как минимум два министерства: Министерство экономического развития и торговли и Министерство связи и информатизации, а вот чего нет и в помине, так это единого государственного адреса.

Укрупнение компаний

Мы ничего не делаем в этой области. У нас не растут большие фирмы: пока в России нет компаний масштаба Tata Consultancy Services; даже со штатом 500—1000 человек, организованных и умеющих работать на мировом рынке в больших проектах, — раз-два и обчелся. Нам просто не могут доверить на аутсорсинг жизненно важную функцию крупной корпорации.

Они спрашивают: "Сколько у тебя человек, которых ты сможешь выделить на этот проект? 100?" Я, например, не могу им сказать: "Да у нас в России полно умных людей, сейчас наберем". Это несерьезно. Проектов, где требуются команды по 100 человек и больше, очень много, но я не могу бороться за них. Нет мощных компаний, а ведь они должны появиться по объективным причинам, должен пойти процесс слияния.

Война продуктов с услугами нелепа

Я слышу нескончаемые разговоры о преимуществах продуктовой модели над услугами аутсорсинга. Если продукт продается на мировом рынке - прекрасно. Но много ли таких фирм, как ABBYY, Kaspersky Lab, Spirit? Это капли в море. Небольшие ниши не дадут больших финансовых потоков в масштабе страны, не создадут много рабочих мест.

Почему продуктовая модель не может сосуществовать с аутсорсингом? Одно другому совершенно не мешает! Почему продуктовых компаний, ориентированных на мировой рынок, у нас так мало, почему их не может сразу стать много? Потому что программные продукты должны возникать, развиваться, отлаживаться в рамках внутреннего рынка, глобализация еще не на той ступени, чтобы можно было сразу, находясь в России, разрабатывать свой продукт для американского рынка.

Свои продукты появятся в заметных количествах тогда, когда в них будет большая потребность на внутреннем рынке, а для этого должно пройти время. Услуги же - намного более легкий бизнес, хотя бы в смысле порога вхождения.

Ориентация на средний и малый бизнес

Это немаловажный вопрос, пониманию которого, как мне кажется, мешают еще мифы и иллюзии. Да, Intel, Boeing, Motorola имеют в России центры разработки, где трудится иногда по 200 и больше наших специалистов. Но в аналогичных центрах в Индии и Китае работают тысячи. Компания Auriga и другие сотрудничают с IBM, HP, Siemens, и этим можно гордиться, но надо понимать, что заказы на 300 и более исполнителей наверняка уйдут в Индию.

Пока у нас в стране нет компаний масштаба Infosys, Tata или Satyam, заказы от крупнейших компаний, скажем, входящих в список Fortune 500, будут приходить в Россию лишь эпизодически. Но отчаиваться не стоит, потому что заказчики из среднего и мелкого бизнеса — огромный рынок.

Средний бизнес для американцев - это, условно говоря, компании численностью до 2000 сотрудников. Надо только скорректировать программы мероприятий, чтобы вовлечь в них не только крупный, но и средний, и даже малый бизнес.

Недавно Auriga имела дело с двумя американскими фирмами, каждая обладала штатом в пределах сотни сотрудников. Обе - продуктовые программистские компании. Они попробовали аутсорсинг в России, получилось неплохо. Потом в США начался спад, пошли сокращения.

Российская доля аутсорсинга за это время увеличилась, а сейчас, когда намечаются признаки подъема, обе эти компании принимают решение, что за рубеж надо перевести все или практически все разработки. Это объективные процессы, и таких примеров очень много. Почему бы не сделать круглые столы интересными для таких партнеров?

Опыт круглых столов

Круглые столы, а точнее процессы, которые им сопутствуют, должны стать как бы улицей с двусторонним движением: нормально, когда отстаиваются и американские, и российские интересы.

Поговорить об инвестициях и о секторе телекоммуникаций мало. Можно сделать гораздо больше. Можно организовать рабочую группу по вопросам аутсорсинга, в которую вошли бы участники круглого стола: сотрудники крупных американских компаний, заинтересованных в услугах, и российских компаний, наиболее заметных среди тех, кто занимается этими услугами, представители ассоциаций. Такие события, как техническая конференция в Сан-Хосе 20 ноября, можно устраивать (это вполне нам по силам) раза два-три в год в различных ключевых регионах США.

И вновь о пироге

Россия должна продвигать свои интересы в этой области везде, где только можно, в том числе, конечно, и на круглых столах по ИТ и коммуникациям. Повторюсь, мы могли и еще можем откусить изрядный кусок пирога при одном условии: если не будем спать, не будем робко стучаться в дверь, за которой уже толпятся все, кто на этот пирог претендует.

Автор статьи - доктор физ.-мат. наук, профессор, президент компании Auriga, член правления ассоциации РУССОФТ.


Back to the list