image description
contact us
Name* Phone* E-mail* Message*

Captcha*
SEND

Press about Auriga

May 7, 2003

Confusion of Programming Languages

Izvestia,
Alexis Sukharev

Стране выгодно вывести своих специалистов в IT-офшор

Алексей СУХАРЕВ, доктор физико-математических наук, профессор, член правления ассоциации РУССОФТ

Информационные технологии. "Офшорное программирование" - не вполне удачный термин. "Офшорное" вызывает неадекватные ассоциации, а "программирование" уже не отражает того факта, что современный уровень ИТ-услуг программированием не ограничивается. За рубежом говорят "аутсорсинг". Теперь это не только ИТ-услуги, но и разработка интегральных микросхем, и финансовый анализ, и обработка медицинских записей, и бизнес-процессы, и биотехнологии. По прогнозам аналитиков, этот рынок аутсорсинга будет устойчиво расти, а в 2010-м его ждет бум.

Лидируют здесь индийские фирмы - Tata Consultancy Services, Infosys Technologies, Wipro Technologies, Satyam Computer Services и HCL Technologies. Причем они не просто становятся на нижнюю ступеньку лестницы ИТ-услуг, как было в середине 90-х, а превращаются в конкурентов крупнейших компаний: IBM Global Services, EDS, CSC или Accenture. Это индикатор серьезнейших изменений в мировой экономике, а не только в экономике Индии или США.

На подступах к Индии, чье лидерство бесспорно, находится Китай. Страна бурно развивается, в том числе в области ИТ, это очевидный факт. И то, что там воплощается продуманная правительственная концепция, помогающая этому развитию, - тоже факт. Индия приходит в Китай за аутсорсингом, потому что цены там пока ниже. Позиции Ирландии по-прежнему сильны, но возможности развития близки к исчерпанию. Филиппины стучатся в дверь рынка, потенциал у них есть. В Procter & Gamble, например, работают 650 экономистов из Манилы, у большинства - ученые степени в области экономических наук. Бразилия и Вьетнам, о которых много говорили одно время, пока все-таки не игроки. Зато активна Восточная Европа. Однако бесспорные претенденты на место рядом с Индией - только Китай и Россия.

ИТ-глобализация

В 2001 году этот кризис мировой ИТ-индустрии ударил по всем, в том числе и по Индии: рост высокотехнологичного производства в этой стране составил не 40%, как предсказывали, а "всего" 24%. Конфликт с Пакистаном грозил серьезно подорвать бизнес, который ценит стабильность. Американские корпорации стали поговаривать о том, что нехорошо, мол, держать все яйца в одной корзине, надо разбрасывать центры разработки по нескольким странам. На этой волне и российские компании надеялись потеснить индийцев, хотя американцы-то говорили прежде всего о Китае. Как бы то ни было, ни рецессия, ни локальные конфликты даже не пошатнули лидирующую позицию Индии.

Услуги аутсорсинга, которые оказывает Индия, подбираются к $10 млрд в год, и это лишь малая часть мирового рынка. Оценки доли российских компаний сильно различаются. Во всяком случае это сотни миллионов долларов. Тем, кто привык оперировать масштабами нефтяной отрасли, такие цифры кажутся смешными, и в этом одна из причин прохладного отношения к проблеме многих наших чиновников. Полмиллиона ИТ-специалистов - тоже немного для миллиардного населения Индии, и тем не менее правительство активно поддерживает отрасль.

Может, лучше направить ресурсы на внутренний рынок? Он в России действительно растет, только емкость его надо оценивать трезво. По данным IDC за 2002 год, Россия занимает 48-е место в мире по доле ВВП, которая тратится на ИТ, и 31-е место по абсолютным затратам на ИТ ($9.9 млрд). В процентах затрат на ИТ по отношению к ВВП мы на уровне Турции, Румынии, Индонезии. Россия тратит 3.3%, в среднем же в мире на это расходуют в два с лишним раза больше - 7.6%, не говоря уже о лидерах. По абсолютным цифрам затрат на коммуникационные технологии Россия идет после Польши, Колумбии и Финляндии. Прекрасно, что есть программа "Электронная Россия", но она ничуть не "круче" по срокам и по деньгам, чем, скажем, "Электронная Мексика". К сожалению, возможности заработать на внутреннем рынке пока что очень и очень ограничены, а это значит, что наш потенциал здесь реализовать не удастся.

А вот даже относительно небольшая доля мирового рынка дает практически неограниченные возможности. К 2005 году число офшорных ИТ-работников вырастет, по данным Forrester Research, до 1 млн (сегодня 360 тыс.). Индия же в 2005 году будет иметь немногим более 200 тыс. программистов, работающих на экспорт. По прогнозам той же Forrester Research, к 2015 году по меньшей мере 3.3 млн рабочих мест для "белых воротничков" с общей годовой зарплатой в $136 млрд перекочуют из США в страны с более дешевой рабочей силой. Сегодня Индия выпускает около 60 тысяч ИТ-специалистов в год, Китай - около 50 тысяч. Сколько Россия - сказать непросто. Microsoft Research считает, что 186 тыс. Это, правда, выпускники не профильных вузов, а тех, где ИТ-предметы преподаются в достаточном объеме для работы в этом секторе. Почему-то, когда говорят о потенциале российских программистов, все сводят к высокому качеству: мол, наши могут то, чего не могут индийцы. Это так, но количественный потенциал не менее важен для завоевания мирового программистского рынка. Именно он заставляет говорить о себе всерьез западных аналитиков, именно он важен для нас самих с точки зрения социальной.

Перестройка и торможение

Что же в это время делает Россия? А ничего: мы уже проспали 2002 год и можем проспать еще и 2003-й. Да, есть небольшой рост экспортных услуг программирования, но не возникло мощных компаний, которые могут действительно брать на себя серьезный бизнес. Речь не о том, чтобы составить конкуренцию Индии, нам хотя бы выйти на задворки мирового рынка. Продвинулась в этом направлении компания Luxoft, но и она не совершила рывка, который сейчас необходим. Не знаю, сможет ли выйти на другой уровень EPAM Systems. Сейчас, пожалуй, эта белорусско-российская компания - самая крупная из наших. Однако численность сотрудников в наших компаниях не превышает 1000 человек.

А ведь условия были благоприятные. Президенты Путин и Буш приветствовали полезное начинание. Казалось бы, на этой волне можно было хотя бы немного продвинуться. Этого не произошло. Причины явно не экономические: какие-то чиновничьи амбиции, что-то далекое от интересов отрасли. Во время визита Буша в Москву, в мае 2002 года, прошел "круглый стол" по информационным технологиям во главе с министром торговли США Дональдом Эвансом и министром по связи и информатизации Российской Федерации Леонидом Рейманом. Второе заседание "круглого стола" было в северной части Кремниевой долины - в Сан-Матео, пригороде Сан-Франциско. Оно состоялось 20 февраля 2003 года опять на уровне министров. Там, как и на первом "круглом столе", выступали Рейман и Эванс, было показано видеоприветствие президентов Буша и Путина. Казалось бы, все хорошо. Было много разговоров об инвестициях, что всегда интересно и для американских, и для российских компаний. Но, на мой взгляд, второй "круглый стол" был больше ориентирован на интересы крупных американских компаний и мало отражал интересы российских компаний в области ИТ. Боюсь, что на государственном уровне интересы России в этой области не были достаточно ясно осознаны. Можно понять американцев: аутсорсинг для них тема скользкая. Раздаются голоса: мол, некорректно говорить об аутсорсинге, который отнимает в США рабочие места. Но мотивы, по которым российские представители Минсвязи дали фактически выбросить аутсорсинг из повестки дня, непонятны.

Между тем дела с американцами вести можно. Вот примеры. Отрасль ИТ находится в центре внимания Американо-российской торговой палаты Новой Англии, в совет директоров которой я вхожу. 2 октября 2002 года палата организовала обед, на который были приглашены представители всех ИТ-ассоциаций шести штатов Новой Англии. Пригласили и делегацию от российского правительства во главе с первым замминистра РФ по связи и информатизации Андреем Коротковым. В результате 30 апреля этого года подписали протокол о сотрудничестве РУССОФТа и ИТ-ассоциаций Новой Англии. На второе мероприятие, 13 ноября, мы пригласили Стива Чейза из Intel, Марка Сейнора от Ernst & Young и Анатолия Карачинского из IBS. Рассказали о возможностях России на этот раз аудитории, ориентированной на бизнес. Есть примеры и очень успешных общеамериканских мероприятий. Например, конференция, которая прошла 20 ноября в Сан-Хосе в рамках "круглого стола" - одно из самых успешных наших маркетинговых мероприятий.

Что можно и нужно сделать

Во-первых, государственная поддержка. Здесь, между прочим, сила Индии. Это не просто политика, это способ ведения бизнеса. Большой бизнес совсем по-другому относится к партнерам, которые пользуются поддержкой правительства. У нас, к сожалению, слишком долго "изучают ситуацию" или "изучают китайский опыт".

Во-вторых, так называемый "единый адрес". Аутсорсинг в Индии поддерживается Министерством информационных технологий. Под его эгидой существует совет по содействию экспорту электроники и программного обеспечения. Кроме того, есть ассоциация Nasscom, объединяющая все крупнейшие индийские компании в отрасли ИТ. Это называют - единый адрес. Если кто-то, будь то политик или предприниматель, хочет войти в контакт с представителями индустрии, он знает, куда обратиться.

В-третьих, укрупнение компаний. Пока в России нет компаний не то что масштабов Tata Consultancy Services - даже таких, где занято 500-1000 человек, организованных и умеющих работать на мировом рынке, раз, два и обчелся. Поэтому заказы на 300 и более исполнителей уходят в Индию.

В-четвертых, ориентация на средний и мелкий бизнес. Только не наш, а мировой. Средний бизнес для американцев - компании численностью до 2000 сотрудников. Этот рынок огромен.


Back to the list